Избранные посты

Интервью сo Стратосом:«Россия — это Спарта»

Интервью с преподавателем греческого языка из Санкт-Петербурга Стратосом Сиурдакисом

 

После рассказа Чехова «Человек в футляре» (и личной драмы писателя с ненавистным ему в школе древнегреческим) кажется, что все учителя греческого люди закрытые, нудные и скучные… Как бы не так. Встречайте. В сегодняшнем развёрнутом интервью мы беседуем с человеком редчайшей профессии и широкой души. О философии, политике, экономике, дидактике и других греческих словах. Интервью проходило на русском языке.
 

Дмитрий Тёткин. Сколько лет вы живёте в России?

Стратос Сиурдакис. Примерно четыре года.

Дмитрий Тёткин. Что вас сюда привело?

Стратос Сиурдакис. Впервые я был в Петербурге в 2008 году. В августе. Я сразу влюбился в этот город. Вернулся. Получил вторую визу. И сразу вернулся, дважды за один месяц. И мне так понравился город, что я искал какой-то повод, чтобы работать здесь. И одновременно отдыхать. И сразу понял, что мне понадобится язык. Вернулся в Грецию и начал изучать русский язык. Мои планы были такие: я был застройщиком в Афинах и хотел как-то скромно начинать здесь такой бизнес, то есть купить старую квартиру, делать ремонт и так далее. Продавать. Вот такие были мои планы. К сожалению, жизнь по-другому решила.

Дмитрий Тёткин. Вы хотели стать бизнесменом, но нашли русскую жену. В этом история?

Стратос Сиурдакис. А причём здесь «но»? «И»! Да, познакомились с Татьяной, это было через три-четыре года после того, как побывал первый раз в Петербурге. Познакомились. Встретились. И вот получилась сейчас греческо-русская семья.

Стратос с женой и сыном

 

Дмитрий Тёткин. Я узнал с удивлением, что в России очень много людей знаменитых имели греческие корни. Даже космонавты и прочие… И вообще русская культура, конечно, очень связана с Грецией. Но при этом это всё-таки другая страна, другая культура. Что вас здесь удивляет?

Стратос Сиурдакис. За четыре года понимаешь, что человек начинает привыкать. Но всё равно есть какие-то вещи, которые мне в голову вкладывали, но в России, не только в России, а вообще северные народы, они по-другому себя ведут… Другой менталитет. Например, улыбки. Улыбаешься в метро, значит, что ты извращенец, или ты какой-то странный, или плохое что-то хочешь сделать… Это табу, например, в метро улыбаться. И я это уже понимаю. Думаю, что погода тоже влияет.

Дмитрий Тёткин. И море здесь холодное.

Стратос Сиурдакис. Море? Есть море? (смеётся) Хорошо, если есть море. Отсутствие улыбок. Это не значит, что люди менее добрые, чем у нас, но это характеристика северных народов.

Дмитрий Тёткин. А что в смысле быта? Я видел, в Греции люди много поют и танцуют в кафе.

Стратос Сиурдакис. Сегодня утром я встал. И пел и танцевал с сыном.

Дмитрий Тёткин. Пели по-гречески? Что вы танцуете?

Стратос Сиурдакис. То, что было на «ютюбе» (cмеётся). Ему нравится Black Sabbath.

Дмитрий Тёткин. Сколько ему?

Стратос Сиурдакис. Пять лет. Ну, наверное, как-то я влиял. Но даже «поп». Сегодня пели с сыном песни Димы Билана. Это мне смешно. Но просто у нас такой менталитет. Нам легко танцевать, петь. Даже не надо помощи алкоголя.

1982 год

 

Дмитрий Тёткин. Как вы придумали идею школы языковой, и как вы начали преподавать язык?

Стратос Сиурдакис. Я приехал из Греции и много всего попробовал.

Дмитрий Тёткин. Торговлю оружием, наркотиками?

Стратос Сиурдакис. (cмеётся) Да, не получилось просто. Я искал работу, если честно. У меня в Греции была большая строительная компания, в ней работало 28 человек. Просто вдруг в течение месяца остановились звонки. Никто не звонит и не спрашивает — сколько стоит ваша квартира? И поэтому после того, как я бесцельно пролежал на диване три года, ожидая не знаю чего, какого-то чуда… Я решил переехать. Я много всего попробовал. И последнее, что было — я начал работать в этой сфере, меня приглашали в школы, где преподают греческий язык. И все заметили, что у меня получается очень хорошо, хотя я не филолог.

Дмитрий Тёткин. Филолог — греческое слово, как и очень многие слова в науке.

Стратос Сиурдакис. Тогда скажи мне, что значит «филолог»?

Дмитрий Тёткин. Любитель слова, любящий слово.

Стратос Сиурдакис. И речь.

Стратос Сиурдакис (слева) беседует с Алексисом Ципрасом

 

Дмитрий Тёткин. Если ещё про кризис в Греции. Греция, в общем-то, — это колыбель демократии. Демократия родилась в Греции…

Стратос Сиурдакис. И там умерла.

Дмитрий Тёткин. Что же произошло с Грецией? Почему Греция сейчас очень небогатая страна с очень сложной ситуацией?

Стратос Сиурдакис. Потому что, наверное, есть какие-то дикие инстинкты у человека, который хочет показать, что у него есть власть. И поэтому после нескольких веков, когда они правят, они начинают считать себя богами. Дело не в деньгах. Потому что там плюёшь арбузную косточку, и через три месяца уже вырастает новый арбуз. Ничего не надо. У нас всё есть. Можно кормить себя. Даже экспортировать. Причём здесь кризис? Кризис… я думаю, что это искусственно созданное. Никто не сомневается. Почему раньше напечатанную бумагу, кредиты давали всем, даже по глупым причинам. Даже если хочешь полетать туда-сюда, посмотреть мир, то получи кредит. В эту ловушку многие попали. И как Греция решает эту проблему? Я не вижу, что Греция хочет решать эту проблему.

Дмитрий Тёткин. Потому что все танцуют?

Стратос Сиурдакис. Нет. Нет. Не путайте. То, что человек радостный, весёлый, добродушный — это не значит, что он тупой и ему всё равно. Лучше танцевать, чем грустить. Но бывают ситуации, когда люди из среднего класса просто не могут реагировать. Это не от них зависит. Единственные, кто могут помогать в этой сфере — это политики.

Дмитрий Тёткин. Которые связаны с европейской бюрократией и работают на себя?

Стратос Сиурдакис. Это вопрос? Моё скромное мнение, что Европа шантажирует нас. И даже референдум не смог нам помочь.

Встреча с Алексисом Ципрасом

 

Дмитрий Тёткин. Зачем изучать греческий язык, и кто обычно ваши студенты? Наверное, много тех, кто выходит замуж или женится? Люди, которые ездят часто отдыхать в Грецию?

Стратос Сиурдакис. Кто? Или зачем?

Дмитрий Тёткин. И то, и то.

Стратос Сиурдакис. Греческий язык — это база западных языков. Чтобы люди стали полиглотами, надо начинать с греческого. Даже слово полиглот — это тоже греческое слово. Даже «алфавит». Это альфа и вита. Но не только поэтому. Можно ещё через изучение греческого больше понимать свой язык. Что я имею в виду? Например, чем больше я путешествую, чем больше я вижу стран вокруг меня, тем больше понимаю тогда про меня. Кто я, и кто мой народ, и какую роль мы, греки, играли и играем в этом мире… Потому что если мы не выезжаем из страны, то считаем, что всё делаем правильно. Но в западном мире это не принято. Поэтому изучать другой язык важно, чтобы понимать свой. Простой пример — «хирург», ведь это от слово «хери» — рука и слова «труд, работа». Дословно значит «человек, который работает руками». Таких примеров — миллион.

Дмитрий Тёткин. Через сколько обычно ваши ученики начинают говорить?

Стратос Сиурдакис. А ты через сколько уже чувствуешь, что можешь что-то сказать?

Дмитрий Тёткин. Начальные фразы — через несколько уроков.

Стратос Сиурдакис. Наша система преподавания очень отличается от того, что я видел в России. Как сказать… Мы «заставляем» учеников говорить. То есть пять слов знаем — пять скажем. Десять слов знаем — десять скажем. Мы начинаем не с литературы, а с разговорного языка. Привет. Как дела. Меня зовут…

Стратос с девушками

 

Дмитрий Тёткин. Когда я ехал в Грецию, конечно, я думал про древнюю Грецию, про античность, про Платона, но сами греки? Как много из них интересуется античной культурой? Как это сейчас происходит? Язык тоже менялся. Сейчас вы говорите на новогреческом языке. В XIX веке была кафаверуса… Гомера могут читать современные греки или нет?

Стратос Сиурдакис. (вздыхает) Это, считается, древнегреческий язык. Чуть-чуть понимают. Может быть, даже больше, чем чуть-чуть. Когда Гомер и Геродот написали слово «уранос».

Дмитрий Тёткин. Небо.

Стратос Сиурдакис. Да, три тысячи лет назад. Не знаю, сколько. Я вот сегодня понимаю это слово.

Дмитрий Тёткин. Но древнегреческий изучают в школах, гимназиях, лицеях?

Стратос Сиурдакис. Да, мы изучаем обязательно. Честно, это не был мой любимый предмет. Я любил больше математику, логику. Там, где логика, я люблю. И цифры никогда не врут.

Юношество Стратоса

 

Дмитрий Тёткин. Что вы делаете в России, кроме работы и семьи? У вас есть какое-то хобби, вы ходите в театры, или чем вы здесь заняты?

Стратос Сиурдакис. Сейчас появляется немного свободного времени, и я занимаюсь детьми. Мне нравится гулять с сыном. Играть. Даже танцевать по утрам.

Дмитрий Тёткин. Мне кажется, что это ещё одно важное различие между Россий и Грецией. В Греции, может быть, это не так. Но в России семья почти исчезла. В Греции сейчас действительно старые большие патриархальные семьи или этого уже нет?

 

Стратос Сиурдакис. Семья тоже стала современная, но я могу сказать, что я видел своими глазами. Я часто гуляю с сыном в Таврическом саду. И там меня уже знают, потому что видят постоянно: мужчина с ребёнком. Даже с детьми иногда. Какой-то странный…

Дмитрий Тёткин. И все думают, что вы одинокий мужчина?

Стратос Сиурдакис. Да, какой-то странный мужчина, который говорит по-странному, не понимает, о чём речь… И тут же я начал замечать и считать, что мало мужчин, которые так делают. Обычно женщины, мамы, которые гуляли с детьми. А если вдруг мужчина, то он стоит подальше и курит, и в телефон смотрит. Конечно, есть и другие мужчины. Я видел сам, но по сравнению с Грецией мало.

Дмитрий Тёткин. Греция — островное государство, люди на островах отличаются? Язык?

Стратос Сиурдакис. Есть нюансы, можно сказать, диалекты. Но мы можем друг друга понимать. Так же как в Москве есть «подъезд», а Петербурге «парадная». Типа того есть, конечно, но только, если скажу, сколько у нас есть разных национальных костюмов… И сколько разных типов музыки. Вот это многое показывает. С древних времён были Афины и Спарта. Хотя они все греки. У них были большие отличия. В современном мире говорят, что роль Спарты играет Россия, а роль Афин — США. И я считаю, что, если хочешь мира, как говорили древние греки, то надо готовиться к войне. И тогда тебя никто не трогает.

Рыба

 

Дмитрий Тёткин. Правда ли, что вы служили в армии в спецназе, расскажите немного, если это не секретная часть вашей жизни. Не так много учителей греческого служили в спецназе.

Стратос Сиурдакис (хохочет) Ну, я не знал, что это такое, я думал, что это просто будут физические упражнения, и я не против этого, но в пакет включается много всего (смеётся), не только бегать и стрелять. В армии я получил один большой урок: ты никогда не знаешь, на что ты способен, сколько силы воли у тебя есть. Там, где ты скажешь, что всё, я больше не могу, я умираю, у тебя открывается второе дыхание. Вот именно это я видел на практике.

Дмитрий Тёткин. Как вы сами учили русский, что для вас было самое сложное?

Стратос Сиурдакис. У вас очень сложные звуки, произношение, поэтому мой акцент звучит так шепеляво. Во-первых. Во-вторых, у вас в голове шесть падежей. У меня четыре, но в основном три. Это тоже сложно, нужно каждый раз знать, на что отвечает глагол, чтобы понимать подходящий падеж. Но, с другой стороны, много общего у нас есть. Много-много общего. Если начну грамматику анализировать, то будет надолго… Много раз было так, что я просто догадывался, как будет по-русски какое-то греческое слово, поскольку есть корни…

Дмитрий Тёткин. А что сложно для русских?

Стратос Сиурдакис. Я думаю, что ничего сложного, кроме «гамма», «дельта» и «фита». Просто надо привыкать, что в греческом языке мы говорим всегда с глаголом-связкой «быть» и с артиклями — то, чего нет в России. Вот это, если поймёт человек, то ему будет нетрудно выучить.

Дмитрий Тёткин. Давайте чуть-чуть поговорим про современную греческую культуру, что вам как преподавателю и человеку там интересно.

Стратос Сиурдакис. Есть современные греки. Ты сам сказал: Кавафис, Казандзакис. Это очень много. Могу долго и много говорить про них. Но я хочу рассказать про кого-то, кого, наверняка, не знаешь. Считается одним из самых великих современных мыслителей. Его зовут Димитрис Лиантинис (Δημήτρης Λιαντίνης). Он мой любимый. Его уже несколько лет нет в живых. Про него я хотел бы сказать. Что если бы была возможность его перевести на русский язык, то было бы очень интересно. Он преподавал в университете в Афинах.

Дмитрий Тёткин. Расскажите немного про известных греков в России, которые жили и живут сейчас. Вы единственный из тех, кто преподаёт греческий. В городе-то уж точно.

Стратос Сиурдакис. Носитель — да. Даже в России.

Дмитрий Тёткин. Думаю, что в Москве в греческом культурном центре иногда бывают курсы, приезжают греки. Что делают остальные греки? Сколько их сейчас вообще?

Стратос Сиурдакис. Мало по сравнению с другими странами. Греки уезжают из Греции из-за кризиса. И улетают самые смелые и умные, те, кто не могут терпеть эту ситуацию. Потому что ты знаешь, что переехать — это нелегко. Тем более туда, где мало греков вокруг тебя, чтобы как-то поддерживать друг друга. Но, с другой стороны, русские настолько нас любят. Мы их тоже, если честно. Не знаю, заметил ли ты, как греки относятся к русским в Греции. То же самое и здесь. Я чувствую, что меня любят здесь, меня принимают, меня уважают. Чем занимаются греки, которые живут сегодня? У них, как правило, какие-то высокие позиции в компаниях. Не просто рабочие. Я заметил, что в России есть рабочая сила, но нужны управляющие. Даже греческие компании есть здесь. Греческая таверна есть здесь. Но невозможно сравнить с численностью греков в Англии или Германии. Нас здесь мало. Нас можно посчитать по пальцам, если снять носки (смеётся). Я знаю, что в Петербурге греки были почти с основания. Они жили где-то недалеко от Адмиралтейской. И после того, как был большой пожар, они не стали перестраивать район, а переселились куда-то в сторону Лиговской. Это было 200—300 лет назад. Многие греки переезжали в Россию потому, что у нас было оттоманское иго. Вот это хочу добавить, что много общего есть тогда и сейчас. Конечно, война сейчас другая. Экономическая война. Но это тоже война. Если нам бы было хорошо, то никто бы не хотел покидать Родину, правильно?

«Поздравляем!»

 

Дмитрий Тёткин.. Вы очень хорошо уже говорите по-русски без акцента. Вы боитесь стать русским?

Стратос Сиурдакис. (хохочет) Я не боюсь никого, кроме себя самого. Почему нет? Моя семья наполовину русская. Если это не показатель, то тогда что ещё? Дома говорим по-гречески и по-русски.

 

Это, разумеется, только часть нашей беседы, учитель греческого из спецназа рассказывал далее, что в России ему не хватает балконов, поскольку греки живут на балконах, делился удивлением от того, что как-то в нынешних Афинах не так давно в центре, спросив, как проехать куда-то на мотоцикле, не смог найти никого, кто говорил бы на греческом. Все были иностранцы. Делился рассказами о том, как удивлялись в Петербурге монахи с Афона (которым он показывал город) тому, какое всё огромное здесь… Кроме прочего, он заметил, что в России гораздо с большим страхом относятся к священникам, чем в Греции. Но это, вероятно, тема уже для другого разговора.

Дмитрий Тёткин

Источик                             https://regnum.ru/news/cultura/2335235.html

 

 

 

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Please reload

Парфенон - вечная красота античности

February 21, 2019

1/50
Please reload

Недавние посты